Интервью 05 Февраля 2021

Денис Зайчик: «Глупым людям сложно играть в хоккей»

В текущем сезоне в списке самых результативных «рыцарей» первую строчку занимает Денис Зайчик. Он же один из лидеров по данному показателю в экстралиге «Б». Как признается сам форвард, его цель – набирать, как минимум, очко за матч. Такие показатели считаются приемлемыми за океаном, где он успел поиграть до переезда в «Лиду».

В большом интервью Денис Зайчик вспомнил свой легионерский опыт, поделился мнением об уровне мастерства молодых белорусских хоккеистов, а также рассказал, как золотая медаль, полученная по окончании школы, помогает ему играть в хоккей.

«Текущее поколение в общей массе не лучше того, что было пять-шесть лет назад»

– Начнем с общего вопроса. Оцени игру команды и уровень экстралиги «Б», где ты до этого не выступал ранее?

– К сожалению, идем по сезону нестабильно, чередуем отличные игры с откровенно провальными. В Кубке Салея выступала на девяносто процентов новая команда, поэтому о какой-то сыгранности и речи не шло. Стали в итоге пятыми в своей подгруппе, максимум – могли занять строчку выше. На большее рассчитывать не приходилось, так как впереди нас расположились клубы из экстралиги «А». Чемпионат тоже начали плохо, но после чуть активизировались: несколько раз обыграли «Брест», своих прямых конкурентов, да и COVID помог забрать очки у «Химика». В итоге подтянулись к брестчанам, однако в декабре на выезде проиграли все, что можно, поэтому на данный момент уже нет шансов зацепиться даже за второе место. Хорошо, что сохранили третье.

Уровень экстралиги «Б» на самом деле невысокий. Среди всех команд выделяется «Химик», остальные практически равные. Возможно, «Брест» чуть сильнее в подборе хоккеистов. Почему такой уровень? Это комплексная проблема. Многое упирается в финансовые возможности клубов, молодые воспитанники не обладают достаточной квалификацией. Да и лимиты сказываются: четыре молодых в составе – это очень много; семь человек старше 28 лет – тоже проблема. Поэтому некоторые либо заканчивают с хоккеем, либо уезжают.

– Что не так с молодежью?

– Из года в год уровень подготовки примерно одинаковый, ожидаемого прогресса, о котором много говорят, лично я не вижу. Текущее поколение в общей массе не лучше того, что было пять-шесть лет назад. Нет всплеска, глубины талантов. Просто сейчас лучше происходит агентская и скаутская работа на территории Беларуси – отсюда и ложные выводы. Мне очень нравится текущая команда U-18: обученная, оборонительная, дисциплинированная. Посмотрим, что из нее получится. Возможно, просто сказывается сильная тренерская работа или слабый уровень турнира в целом. Вероятнее всего, все вышеперечисленное уместно.

– Наша команда вроде бы достойно сражается с лидерами, но теряет очки в матчах с командами, которые в таблице ниже. Почему так происходит?

– Не хватает стабильности, нет четкого рисунка игры, поэтому и не можем на постоянной основе зарабатывать очки. Мастерство команд и игроков определяется тем, что на протяжении всего сезона они способны показывать стабильный хоккей. У нас же этого нет. Вообще, данный вопрос стоит адресовать тренерскому штабу, у него, возможно, свое видение на ситуацию.

– Ты идешь в лидерах по результативности в экстралиге «Б». Есть ли претензии к самому себе, к своей игре?

– Конечно. В позиционной обороне, да и к действиям в атаке: нужно реализовывать больше бросков, совершать меньше потерь. В последнее время появилось много технического брака. В принципе, поставил перед собой задачу – как минимум набирать очко за матч. Рад, что впервые за долгое время меня вернули в центр атаки, где я играл в детстве, в юниорском и молодежном хоккее. Увы, после, во взрослом хоккее, поставили в край, где чувствовал себя не комфортно. В «Лиде» доверяют, дают играть, да и дивизион не очень сложный: есть возможность для креатива.

– В турнирной таблице «Лида» уже застолбила третью строчку. Это не расслабляет?

– Если дурачок, то это, возможно, и расслабит. Мотивацию всегда можно найти, особенно у нас. Нужно работать над своими индивидуальными качествами, повышать статистику, чтобы в следующем сезоне улучшить для себя условия контракта. Да и желание выиграть, азарт никуда не деваются. Мотивацию в таком возрасте найти просто. Если ее нет, то есть ли смысл тогда вообще играть в хоккей?

«Когда я начинал тренироваться, в стране был хоккейный бум»

– Расскажи, как ты влюбился в хоккей? С чего все начиналось?

– Я был очень активным ребенком, проявлял желание играть с мячом, шайбой во дворе, да и просто в квартире. Родители заметили это, и так как мы жили в Гомеле недалеко от ледового дворца, отвели меня в хоккейную школу. Но набора детей 1997 года рождения не было, поэтому пошел на фигурное катание, чтобы научиться азам – кататься на коньках. После тренировался с ребятами постарше, а когда тренер Сергей Евгеньевич Могилевцев организовал набор детей моего возраста, стал заниматься хоккеем более плотно. Вообще, Сергей Евгеньевич оказал большое влияние на меня, как на спортсмена. Под его руководством подход к делу стал по-настоящему профессиональным. Раздевалка уже в том возрасте у нас была лучшая: шампуни, изолента, заточка коньков, сушилка, ковролин на полу и многое другое. Мы постоянно ездили на разные турниры в Россию, Украину, Латвию, принимали у себя много соревнований. За сезон выходило по 5-6 турниров, а это около тридцати дополнительных матчей, что только помогало прогрессу. Наверное, это и стало определяющим фактором того, что я продолжил заниматься хоккеем.

– До этого в твоей семье спортсменов не было?

– Нет, но в то время, когда я начинал тренироваться, в стране был хоккейный бум, вызванный успехом нашей сборной на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити. Мой отец всегда болел за белорусскую хоккейную сборную, а легендарная игра со шведами была записана на кассету, и мы просматривали ее несколько раз. Возможно, на этой волне решили меня отдать в хоккейную школу. Отец и дед хорошо разбираются во многих видах спорта, но просто, как болельщики, зрители.

– В хоккее все получалось на детском уровне?

– Особого таланта у меня нет, но я добивался всего своим отношением к работе. Изначально были большие дефекты в катании: неправильно отталкивался левой ногой, скорость плохая, низко не садился, но за счет трудолюбия это все удалось нивелировать, исправить. Постоянно работал над собой, катался самостоятельно, искал упражнения в интернете. Спасибо Сергею Евгеньевичу – он дал нам всё. Сейчас многие отмечают, что у воспитанников «Гомеля» моего же года рождения очень хорошее катание.

– Много ребят из твоего набора до сих пор продолжают играть?

– Андрей Гостев в «Лиде» вместе со мной. Илья Жуковский в «Бресте», Кирилл Куцырь в «Гомеле», вратарь Алексей Мерзлов в «Локомотиве», Вадим Александрович в «Витебске», Антон Гришанов выступает за «Звезду» в ВХЛ. Еще украинец Александр Люльчук играет на родине за «Краматорск». В принципе, достаточно много. Тренер довел нас до тринадцати лет, а потом уехал. Думаю, если бы продолжил работать с нами, то теперь еще больше бы ребят осталось в хоккее.

«Золотая медаль? Во время учебы где-то проявлял смекалку, иногда сидел над уроками после отбоя»

– Ты же сам рано уехал в Санкт-Петербург, а потом в Воскресенск.

– В четырнадцать лет. В то время хоккейной школе в Гомеле начали уделять гораздо меньше внимания, по всем возрастам она постоянно шла в тройке, была лучшей в стране, а тут вдруг ситуация ухудшилась. Да и тренер уехал. Понимал, что нужно куда-то дальше двигаться, поэтому и принял решение поиграть в России. Полезный опыт. В итоге в Питере пробыл полгода, в Воскресенске два. В «Химике» было круто. Играли в открытом чемпионате Москвы, с сильнейшими школами – ЦСКА, «Динамо», «Спартак», «Локомотив», «Витязь». Это совершенно другой уровень: первые полгода был, как будто в космосе. Но быстро прогрессировал. Да и сам город с хоккейными традициями: здесь начинали многие таланты уровня НХЛ, олимпийские чемпионы. Игорь Ларионов – самый известный воспитанник. Отсюда Андрей Марков, Владислав Наместников сейчас играет за «Детройт». Три или четыре раза Кубок Стэнли приезжал в Воскресенск. В общем, с этим городом у меня связаны только теплые воспоминания.

– Почему не задержался подольше?

– Выпускной год, в отличие от предыдущего, я провел его не самым лучшим образом. Мешала травма голеностопа. Его лечили консервативно, хотя, наверное, нужно было делать операцию. Спина беспокоила, да и в целом попал под какой-то игровой кризис. Опять же, выпускной класс: нужно думать, что делать, куда поступать. В общем, сезон получился смазанным. Попал на просмотр в команду «Химика», выступающую в МХЛ, но ничего не показал. Как раз в том время меня звали в «Динамо-Раубичи» – команду, на базе которой формировалась юниорская сборная Беларуси. Во время международных пауз я уже тренировался вместе с ней, поэтому решил поехать туда. Тем более, играли мы в МХЛ-Б – тоже неплохой вариант.

– Как при таких обстоятельствах, тебе удалось окончить школу с золотой медалью?

– Надо работать над собой, других вариантов нет. Если времени не хватало, старался использовать его эффективнее. Где-то проявлял смекалку, иногда сидел над уроками чуть позже, после отбоя. На самом деле, учебная программа в России по многим предметам гораздо сложнее, чем у нас. Я не витаю в облаках, понимаю, что есть жизнь и после хоккея. Чтобы освоить, охватить сразу несколько возможных вариантов продолжения трудовой деятельности, нужно иметь широкий вектор развития. Это общий уровень, базис, на котором все строится. Не уверен, что дифференциалы и интегралы пригодятся в жизни, но то, как ты натренировал свой мозг, когда вычислял их, точно поможет тебе в любой отрасли, которой будешь заниматься после. В принципе, глупым людям сложно играть в хоккей, ведь нужно очень быстро соображать.

– Ты все же окончил спортивный вуз. Не было мыслей освоить другую профессию?

– Пока есть варианты оставаться в хоккее, смысла в этом нет. Я приверженец того, что заниматься нужно любимым делом. Играть в хоккей, а учиться, к примеру, на бухгалтера – это как-то странно. Да и в вузе не поймут, почему ты пропускаешь занятия. В спортивных учебных заведениях это допустимо. Да и знания, которые ты получаешь в университете, помогут в спортивной карьере. И наоборот: имеющиеся профессиональные знания ты можешь применить при написании рефератов, контрольных, курсовых работ и так далее.

«Агент предложил уехать в Америку»

– Как складывалась карьера после возвращения в Беларусь?

– За «Динамо-Раубичи» отыграл не очень удачно. Не смог завоевать место в лидирующих звеньях, поэтому после перешел в фарм-клуб «Металлурга», где тогда работал Эдуард Валиуллин и Андрей Колесников. Кстати, Павел Марщенок был капитаном команды. Вообще, в «фарме» играло много опытных ребят, чему-то научился и у них. Полезный сезон. Тогда еще решил сделать операцию на ноге, так как выхода не оставалось. В следующем чемпионате образовалась на восемьдесят процентов новая команда, получилось взять на себя лидирующие роли, и дела пошли в гору: полностью восстановился, набрал форму. Но по окончании сезона игроков фарм-клуба отправили на простой, а после сделали свободными агентами. Искал варианты в Европе, ездил на просмотр в Словакию – в «Слован» и «Жилину», – однако меня позвали в сборную Беларуси U-20, и я принял это предложение. Захотел оценить собственные возможности в матчах с лидерами экстралиги. Спустя полгода «молодежка» поехала на чемпионат мира, заняла первое место в дивизионе «А», вышла в элиту, и после этого на меня обратили внимание в «Гомеле». Доиграть сезон там было неплохим вариантом.

– В итоге в родном клубе ты провел три года, но после вновь пришлось искать новую команду. Что случилось?

– Вылезли финансовые проблемы, все резко покатилось вниз – даже на форму денег не хватало. Да и результаты стали соответствующими. Последнее, что удалось сделать, так это выиграть финал Кубка Салея у «Немана». Съездили на один из этапов Континентального кубка, премиальные за него нам не выплатили, и ряд опытных ребят ушли из команды. На финальный этап состав был не очень, да и с нагрузкой промазали: тягали баллоны за 5-6 дней до турнира. В итоге приехали «никакущие». О чем говорить, если в последнем матче перед выездом влетели «Лиде» – 1:6. Понятно, что добиться положительного результата в Континентальном кубке будет нереально. Так и вышло, в каждом матче мы полностью выкладывались, но этого не хватило.

– Чем закончилась история с «Гомелем»?

– В принципе, долги выплатили почти все, за исключением премиальных за Континентальный кубок. Но я в то время уже искал для себя новую команду. Сначала не хотел покидать Беларусь, старался здесь проявить себя. Просил перевести меня в центр атаки, дать больше игрового времени, но так и не достучался до тренерского штаба. Когда сделали американскую визу, понял, что другого шанса сыграть за океаном уже может и не быть.

«По приезду сразу заболел. Похоже, коронавирусом»

– В FPHL за «Уотертаун» ты провел лишь семь матчей. Успел за это время набраться впечатлений?

– На самом деле сыграл в восьми поединках, но последний не засчитали, так как в момент его проведения руководство НХЛ вынесло решение из-за коронавируса приостановить соревнования во всех лигах. А если говорить о впечатлениях, то там совсем другая культура хоккея. Там хоккей – бизнес. Владелец клуба не будет содержать команду, если она приносит только убытки. Зрителей очень много. Во время наших матчей арена, рассчитанная на полторы тысячи болельщиков, была забита под завязку. Много внимания к хоккеистам в социальных сетях. В целом, все на позитиве, навеселе, ради удовольствия. Хоккей сам по себе не оборонительный, акцент делается на атаку, поэтому много драк, хитов.

– Город Уотертаун чем-то запомнился?

– Скучный, провинциальный. Типичная одноэтажная Америка, а она ничем особым не примечательна. Расположен Уотертаун на севере штата Нью-Йорк, в тридцати милях от границы с Канадой. Рядом из достопримечательностей только Великие озера. По приезду я сразу заболел. Похоже, коронавирусом. Три недели держалась температура, было очень плохо. Сначала пропустил пару матчей, потом играл с температурой. Возможно, не стоило этого делать.

– Еще летом ты говорил, что есть стремление вновь уехать за океан. Оно еще осталось?

– Планы-то есть. Но в любом случае сезон я доиграю в «Лиде», буду здесь до последнего матча чемпионата. Поиграть в США, конечно же, хочется еще, но это сделать непросто. Экстралига «Б» не котируется там, даже не просматривается. Да и показатель – меньше очка за матч – для них не годится. У меня как-то спрашивали: почему у лучшего бомбардира в Беларуси только пятьдесят очков при таком же количестве сыгранных матчей? Почему не сто? Отвечал, мол, оборона у нас строится совсем иначе…

– Не интересовался планами «Гомеля» относительно тебя?

– Нет, а зачем? У меня контракт с «Лидой». Инициатива должна исходить от клуба, повлиять на решение «Гомеля» я никак не могу.

Читайте также.

Никита Кардашев: «Батя был ответственным за хоккей, мама – за учебу»

Ярослав Смычков: «Достижений в танцах пока больше, чем в хоккее»