Интервью 12 Мая 2021

Первый капитан «Лиды» работал переводчиком, скаутом в «Аризоне», а ныне ищет молодых талантов для «Рейнджерс»

Сергей Кузнецов – об окончании карьеры хоккеиста, работе в КХЛ и профессии скаута.

Воспитанник ярославской хоккейной школы Сергей Кузнецов был капитаном «рыцарей» в первом историческом сезоне для нашей команды. Фактурный форвард провел в рядах «Лиды» полсезона, но и за это время успел отметиться яркой игрой. После с гродненским «Неманом» он выиграл «серебро» экстралиги, перешел в «Шахтер», но в стане «горняков» не закрепился.

– Сказали, что на легионерской позиции я не тяну, поэтому пришлось уехать из Беларуси, – рассказывает Сергей. – Еще год отыграл в ВХЛ за «Челмет», а затем решил: с карьерой хоккеиста – все. Зарплаты небольшие, дома же почти не бывал, да к тому же поступило предложение стать помощником в «молодежке» ярославского «Локомотива». Через год меня повысили – отправили в КХЛ тренером-переводчиком. Тогда основную команду возглавлял канадец Дэйв Кинг. 

– Уверенно владеете английским? 

– Я же с восемнадцати лет играл в Канаде, потом в США. В итоге шесть лет провел за океаном, поэтому английский выучил хорошо, да и в школе с ним проблем не было. А тут такая возможность подвернулась. Интересно, но сложно в психологическом плане. Столько информации через тебя проходит! Особенно в день игры. Нужно ведь не просто передать слова тренера, но и его эмоции, атмосферу в целом. 

В общем, проработал так сезон, пока Кинг не уехал. В «Локомотив» главным тренером назначили Квартального, а я же вернулся в «молодежку». Провел там еще один год, пока не поступило предложение поработать скаутом в «Аризоне». Опять же помогло знание английского языка. 

– Думаю, в таком деле без связей никак. Как на вас вышла «Аризона»? 

– Да, попасть в число скаутов команды НХЛ непросто. У всех клубов уже есть скауты в России, некоторые работают много лет. Мне повезло. В «Аризоне» в тот момент полностью сменилось руководство, да и вакансия, которую я занял, была свободной. Меня же порекомендовал все тот же Дэйв Кинг, работавший на тот момент в «Аризоне» консультантом. У нас с ним сложились хорошие отношения, до сих пор общаемся. 

Условия в финансовом плане намного лучше, нежели в «Локомотиве», поэтому я даже не сомневался в своем выборе. Да, вновь прибавилось разъездов, но и работа очень интересная: смотришь игроков по России, да и по другим странам Европы, ищешь таланты, пытаешься угадать, кто из них добьется наилучшего результата. В итоге четыре года я пробыл скаутом «Аризоны», а в этом году поступило предложение от «Нью-Йорк Рейнджерс». Отказываться не стал, так как клуб этот солидный, с традициями, один из самых богатых в НХЛ. 

– Расскажите о своем рабочем графике. 

– До пандемии посещал все основные международные турниры среди хоккеистов до восемнадцати лет. Сейчас же практически не проводят ничего, только чемпионат мира среди взрослых, да и каким-то чудом сыграли юниорский чемпионат. В целом же как только появляется на слуху фамилия того или иного хоккеиста, стараешься посетить матчи с его участием. Сам составляешь график, список потенциальных талантов. Три-четыре раза в год проходит собрание скаутов, идет обсуждение, сравниваем кандидатов. Зачастую все команды НХЛ на драфте претендуют на одних и тех же хоккеистов, поэтому важно правильно расставить свои приоритеты. Кажется, что все просто, но задача на самом деле весьма сложная. 

В зависимости от финансовых возможностей в каждом клубе работают от двадцати до тридцати скаутов. К примеру, в «Чикаго» сразу два скаута находятся в России. Кто-то, как я, следит за хоккеистами до восемнадцати лет, есть отделы, которые смотрят только на старших игроков на случай обмена. 

– Вы сейчас в Ярославле живете? 

– Да, и в этом году дальше России никуда не выезжал. Слежу за прогрессом и регрессом своих кандидатов. Кстати, старшему сыну уже семнадцать лет, он в Америке играет. Думаю, на следующий год и его кто-то задрафтует. 

– То есть в хоккейной карьере он уже близок к тому, чтобы переплюнуть отца?

– Рано пока об этом говорить. Меня в восемнадцать лет тоже задрафтовала «Тампа-Бэй», поэтому для него это только маленький шажок к успеху. Каждый год ведь драфтуют по две сотни хоккеистов, но после играют в НХЛ только три-пять процентов из них. Места всем не хватает. Поэтому драфт – это далеко не показатель. К примеру, Панарина в свое время вообще никто не задрафтовал, а сейчас он один из лучших в лиге. Это опять-таки, если возвращаться к работе скаутов: тридцать человек следили за молодежью в России, но никто не увидел в нем перспектив. 

 Сергей Кузнецов с сыновьями.

– Чем вы руководствуетесь при поиске талантов? 

– В этом плане проблем нет. Труднее приходилось старому поколению скаутов. Ныне чуть засветился и пресса следит за тобой. Да и в эпоху интернета видео игр найти не проблема. Почитал, посмотрел, а после обязательно надо увидеть действия кандидата вживую. Этого ничем не заменишь: детали, мелочи хорошо просматриваются с трибун. Главное – угадать, поверить в себя, в игрока и сделать правильный выбор. А еще важно узнать, каков хоккеист вне площадки, спортивные у него родители или нет, просмотреть все его социальные сети. Если есть негативные моменты, задумываешься. В принципе, если хоккеист хороший, но вне льда есть проблемы, приходится его убирать из списка. Тем более, в «Рейнджерс» именно такая политика: вне хоккея ты также должен соответствовать имиджу клуба. Вон Назаров про Панарина сказал, а сколько проблем потом. А было или не было – кто знает. По факту десять игр за команду Панарин не сыграл, потеряли очки и в итоге не попали в плей-офф. 

– Можете назвать фамилии хоккеистов, которые попали в НХЛ в том числе и благодаря вашей работе? 

– Когда я еще работал в «Аризоне», мы подписали защитника Илью Любушкина, который до этого выступал за «Локомотив». Я сам тренировал его, знал хорошо и как хоккеиста, и как человека, в целом. Он уже три года провел в «Аризоне», продлил контракт на следующий сезон. Если задержался больше, чем на год, значит качественный хоккеист. А это уже показатель моей работы. Илья – жесткий защитник, много бросков блокирует, ловит шайбу на себя. Несмотря на то, что хоккей сейчас стал чуть мягче, он же играет в силовой манере. Ныне это редкость. 

– Юниорский чемпионат мира смотрели? Нашли там кого-то из подающих надежды? 

– Думаю, вас больше интересует оценка игры белорусов. Скажу так: очень понравились командные действия, но «звездочек» уровня НХЛ в составе белорусской сборной я не увидел. До Шаранговича ребята пока не дотягивают.

– Оцените уровень развития белорусского хоккея? 

– В Беларуси хоккей всегда был в топе, условия хорошие. Да и страна небольшая, поэтому нет продолжительных разъездов. Не знаю как сейчас, но ранее по финансам все было стабильно, все выплачивали, а это немаловажный факт. Понятно, что с каждым годом ситуация становится сложнее, но это не мешает в пределах такой небольшой страны готовить хоккеистов приличного уровня: Шарангович отлично проявил себя в НХЛ, трое белорусов в составе «Авангарда» выиграли Кубок Гагарина. 

– От пребывания в «Лиде» какие впечатления остались? 

– Помню, что на тот момент были шикарные условия, новый дворец, инфраструктура отличная. Можно сказать, что вместе налаживали хоккейный быт. Коллектив хороший собрался. Показали результат, и меня сразу же пригласили в «Неман», где я также заканчивал в роли капитана команды. С некоторыми ребятами из первого состава «Лиды» поддерживаю общение: Грибанов сейчас тренирует детей в Липецке, Захаренко работает с детьми в Минске. Лида – шикарный город со своей историей, границы рядом. Впечатления остались самые приятные.