Интервью 03 Ноября 2020

Никита Кардашев: «Батя был ответственным за хоккей, мама – за учебу»

Никита Кардашев в большом интервью рассказал о своих главных болельщиках, карьере в США и пандемии.

Защитник ХК «Лида» Никита Кардашев ударно провел старт сезона и был заслуженно признан болельщиками лучшим хоккеистом «рыцарей» по итогам сентября. Воспитанник столичной «Юности» и в следующем месяце продолжил набирать очки. Ныне он находится на третьем месте в списке самых результативных игроков «Лиды».

В интервью Никита Кардашев рассказал о поддержке со стороны родителей, легионерском опыте и текущем этапе карьеры.

«Почувствовал доверие со стороны тренерского штаба»

– Болельщики «Лиды» признали тебя лучшим игроком команды по итогам сентября. Сам доволен стартом чемпионата?

– Понятно, что первыми поединками был недоволен весь коллектив, так как мы проиграли, да еще и с «сухим» счетом – 0:6, 0:1. С учетом кубковых матчей долго не могли забросить, но потом команда набрала ход, почувствовала свою игру. Стали показывать хороший хоккей, забивать и, самое главное, побеждать.

– Ты лично неплохо постарался.

– Тут только одна причина – почувствовал доверие со стороны тренерского штаба. К примеру, в «Могилеве» в прошлом сезоне такого не было. Я находился то в четвертой паре защитников, то вообще на матчи не ставили. За весь сезон я ни разу не вышел в большинстве! Ноль смен. В «Лиде» же тренеры доверяют мне, в том числе игру в неравных составах, выпускают на лед в самые ответственные отрезки матчей.

– Что подарили болельщики?

– Именную кружку. С одной стороны моя фотография, с другой надпись: «Лучший игрок ХК «Лида», сентябрь 2020 года». Батя сразу сказал: «Отдавай мне». Теперь он из этой кружки чай пьет.

– Как обстановка в команде, атмосфера на домашних матчах?

– В команде обстановка шикарная, отличный коллектив, тренеры. Болельщиков же пока мало. Все-таки три сезона я провел в Могилеве, где на трибунах собирается больше тысячи зрителей, поэтому первое время было непривычно. Но теперь на матчи приходит заметно больше болельщиков. Наверное, из-за того, что и мы начали чаще побеждать.

– Ты ведь из столицы. Лида для тебя не слишком маленький город?

– Так, а какая разница? С утра на тренировку, потом домой спать. Вечером снова тренировка, магазин, дом. Особо никуда не хожу. А на каждые выходные еду к родителям. Они – моя главная поддержка, мои главные болельщики. Кстати, три раза они приезжали в Лиду на наши матчи и три раза мы побеждали. Еще раз родители были в Раубичах, и там «Лида» тоже выиграла.

– Когда «В Контакте» сменишь Могилев на Лиду?

– Если честно, об этом забыл (смеется). Редко туда захожу. Бывает, посмотрю обзоры наших игр, загляну на страницы «Лиды», «Могилева». А еще музыку включаю перед матчами.

«Ходил с моим номером на голове, пока волосы не отросли»

– В социальных сетях за тебя отдувается отец: постоянно пишет комментарии. Это он привел тебя в хоккей?

– Да, он. Батя всегда имеет свое личное мнение. Даже если мы победили, он может позвонить и сказать: «Команда выиграла, а ты сегодня вообще смешной был». Без разницы, как команда сыграла, отец всегда указывает на мои ошибки. Поэтому, когда чувствую, что провел матч очень плохо, стараюсь ему не звонить, так как обязательно мне «напихает».

– Откуда у него такая любовь к этому виду спорта?

– Он раньше очень сильно переживал за «Детройт», еще, когда там играла «русская пятерка». Как-то сказал: «Мой сын обязательно будет хоккеистом». Так и вышло.

– Видел фото, где он выбрил у себя на голове твой игровой номер. Что за история?

– Это случилось, когда я играл за «Могилев». Таким вот образом решил меня поддержать. Причем сразу после матча номер не сбрил: ходил, пока не заросло. Наверное, месяц или полтора даже.

– Какими были твои первые шаги в хоккее?

– Когда мне было пять лет, отец отвел в школу «Юности». Играли на катке в парке Горького. Я всегда был нападающим, однако где-то в 15-летнем возрасте сменил амплуа. Начал тот сезон результативно, в трех играх забросил семь шайб, но в четвертой сломал кисть. Три месяца ходил с гипсом, еще три месяца восстанавливался, а когда вернулся в команду, меня поставили в пятое звено. Так было, пока тренер Владимир Заблоцкий не решил переставить меня в защиту. В итоге, играя в обороне, я забросил двенадцать шайб и отдал семь голевых передач. Потом были юношеская, юниорская и молодежная сборные Беларуси, чемпионаты мира… Везде отличался, а вот когда возвращался в клуб, уже было что-то не то, забрасывать не получалось.

– В школе хорошо учился?

– Если батя был ответственным за хоккей, сначала водил меня на тренировки, потом следил, чтобы я не пропускал их, то мама отвечала за мою учебу. Родители спуску не давали, поэтому школу я окончил со средним баллом 8,3. То есть достаточно хорошо. При поступлении в БГУФК сдал белорусский язык на 65 баллов, физкультуру на сто. Мне сказали, что даже если наберу самый допустимый минимум по биологии, то с таким средним баллом все равно буду первым в списке абитуриентов.

«Ходил в декабре по улице при температуре +28 градусов»

– В самом начале карьеры тебе удалось поиграть за океаном. Как появилась такая возможность?

– В Беларуси проходил чемпионат мира среди юниоров. Я забросил в ворота канадцев, да и вообще играл в первой паре защитников. Какой-то агент заметил меня, позвонил, предложил переехать в США. Я согласился.

– Нужны были какие-то финансы, на тот же перелет, к примеру?

– Агент сказал взять с собой только личные вещи, одежду и коньки. Летел 22 часа, с тремя пересадками. Как только приехал в клуб, сразу же мне выписали чек, то есть возместили все затраты на перелет. Там в этом плане все иначе.

– Что за команда «Корпус-Кристи»?

– Сначала меня пригласили в клуб «Трай-Сити Американс», который выступал в WHL. В этой же лиге в свое время играл Алексей Протас. Все шло хорошо, я принимал участие в квалификационных поединках, а когда из кэмпов вернулись десять хоккеистов, задрафтованных клубами NHL, мне попросту не хватило места. Агент сказал, что есть лига чуть ниже уровнем – NAHL (North American Hockey League). Можно попробовать свои силы там. В итоге я перешел в «Корпус-Кристи». Но там имелся лимит на легионеров (их должно было быть, не больше двух), поэтому со временем я вновь оказался за бортом. Нашлись другие варианты, но тренер Игорь Кривошлык предложил поиграть за «Юность» в МХЛ. Подумал – и вернулся домой, в Минск. Теперь жалею, конечно.

   
– В каких городах играют эти команды? Много ли болельщиков было там?

– «Трай-Сити» играет в городе Кенневик, это штат Вашингтон. Корпус-Кристи – город в штате Техас. Мне говорили, что там больше ста лет не было снега. Помню, ходил в декабре по улице при температуре +28 градусов. В хоккей играть – одно удовольствие. Это небольшие города с населением 50-60 тысяч человек. При этом ледовые дворцы там вмещают 5-6 тысяч зрителей и трибуны забиты до отказа! Когда выгуливал собаку на улице, часто подходили болельщики, просили автографы, сфотографироваться, интересовались делами команды. Хоккей у людей на особом счету.

– Думаю, определенный опыт все же получил…

– Конечно, рад, что побывал там. В карьере не каждого хоккеиста случается подобное. Да и заметили меня, благодаря игровым качествам.

«Батя говорил, зажрался...»

– Огорчен, что не удалось закрепиться в системе родной команды – «Юности»?

– Наверное. Там другой уровень хоккея, другие зарплаты. С пацанами до сих пор общаюсь, встречаемся в выходные в Минске. Возможно, после Америки немного расслабился, поэтому и в МХЛ не смог себя проявить. Помню, в моем заключительном сезоне в Молодежной лиге в плей-офф играли с «Энергией» из города Карловы Вары. На выезде победили, во втором поединке добрались до буллитов. Тренер подошел ко мне и спрашивает: «Забьешь?» Я сказал, что постараюсь. В итоге мой бросок принес команде вторую победу. Потом в Минске вели 2:0, а в итоге проиграли. В следующем матче вновь выигрывали, но снова уступили. Не повезло и в решающем поединке, однако ко мне подошел директор клуба Сергей Солонец, поблагодарил за игру, сказал, что я хорошо себя проявил, поэтому в следующем сезоне буду выступать за основу «Юности». Но потом Сергея Александровича из клуба убрали, пришел Алексей Торбин, который в моих услугах был не заинтересован. На правах аренды я поехал в «Витебск» и задержался там на три сезона, а после еще на три в «Могилеве».

– Ты сказал, что немного расслабился после поездки в США. Выходит, не остался в «Юности» по своей вине? Или имели место недопонимания с руководством клуба?

– Конечно, сам виноват. Батя говорил, мол, зажрался: США, потом в МХЛ все эти перелеты, топовые гостиницы… Разные люди попадались на моем пути, но глупо кого-то винить, всего нужно добиваться самому.

– «Витебск» и «Могилев». Где, на твой взгляд, более удачно сложилась карьера?

– Даже несмотря на последний сезон в «Могилеве», наверное, именно там. Первый сезон получился неплохим, второй вообще хороший: попали в переходный турнир, могли выйти в Экстралигу «А», чуть-чуть не хватило. Но позже сказали, что оршанский «Локомотив» не попадает в элиту, поэтому мы займем его место. Хоть я и выходил на лед не так часто, как хотелось, зато удалось посоперничать с лидерами белорусского чемпионата. Было сложно, но интересно.

– В «Могилеве» что пошло не так?

– Пропало доверие, было мало игровой практики. Да еще и лимиты ввели… В составе команды тренеры меня уже не видели. Так же, как и Серякова.

«Молодым постоянно «пихаю», особенно Апанасевичу»

– Как появился вариант поиграть за «Лиду»?

– Во время отпуска никуда не поехал отдыхать. Остался в Минске, месяц тренировался самостоятельно: на льду и в тренажерном зале. В новой команде хотел появиться в хорошей форме. Созвонился, кстати, с Серяковым. Он сказал, что звонил в «Лиду», получил положительный ответ. Думаю, наберу и я. Сначала пообщался с Эдуардом Валиуллиным, после с Александром Крыскиным, и мне предложили контракт даже без предварительного просмотра. Подумал: «Зачем мне искать что-то еще, если в «Лиде» такое доверие?»

– Можно сказать, что сам нашел себе команду.

– В Беларуси, если ты набираешь меньше ста очков за сезон, тебе никто не позвонит (смеется).

– Не волновало, что перешел в дивизион ниже рангом?

– Уровень команд и в Экстралиге «Б» хорош. Тот же «Химик», думаю, неплохо смотрелся бы в элите. «Брест» собрал отличный коллектив. Да и вообще в турнирной таблице все очень плотно, отрывы минимальные, конкуренция серьезная.

– В «Лиде» старше тебя только Михайлов и Тарасевич. Возраст влияет на лидерские качества в коллективе, авторитет?

– От опытных хоккеистов требуют больше. А что касается авторитета… У нас же две командные раздевалки. Так вот в своей я вообще самый старший. Понятно, что ребята прислушиваются к моему мнению, молодежь в особенности.

– То есть можешь кому-то указать на ошибки?

– Молодым постоянно «пихаю», особенно Апанасевичу.

– Почему именно к нему такая «любовь»?

– Просто в раздевалке он сидит напротив меня. Молодой, данные все есть, но… Всякая фигня творится в его голове. На площадке вроде старается, неплохо играет, а вот в быту не совсем все гладко.


«В составе «Лиды» у многих особое отношение к «Могилеву»

– Обсудим текущее положение команд в Экстралиге «Б». «Лида» на своем месте?

– Думаю, да. Перед нами стоит задача вернуться в Экстралигу «А», но, как недавно сказал наставник «Химика» Олег Хмыль, сделать это можно и с первого места в таблице, и с четвертого. Все решат стыковые матчи. Надо стараться оставаться в тройке, по возможности зацепиться хотя бы за второе место. Главное – не падать ниже. Думаю, у команды все получится.

– Хотел бы встретиться в стыковых поединках с «Могилевом»?

– Да, только с этой командой.

– Нужно что-то доказать?

– Себе в первую очередь. Ну, и им заодно. В составе «Лиды» у многих особое отношение к «Могилеву». У Серякова, к примеру. Вусик, Волес играли там. Малишевский из этого города, Смычков. Многие хотят доказать.

– Из-за карантина в стане соперника «Лида» пропустила два матча с «Химиком». Ближайший поединок у вас только 11 ноября. Как длительная пауза повлияла на игровой тонус?

– Самое главное, что нам шесть очков присудили. Еще неизвестно, как бы мы сыграли с Новополоцком. Все-таки это лидер чемпионата, который еще никому не уступал в основное время. Да и на полдня выходных команде дали больше.

– В связи с пандемией в команде проводятся какие-то профилактические работы?

– Мне кажется, многое зависит от стечения обстоятельств. Хотя недавно нас попросили покинуть раздевалку быстрее. Пришли уборщицы со спецсредствами, полностью обработали помещение – каждый шкафчик, каждое место. Выходит, в «Лиде» за этой проблемой следят.

– А сам лично?

– Не скажу, что переживаю сильно. В большей степени волнуюсь за родителей, ведь каждые выходные бываю у них. У меня-то иммунитет сильнее.

– Здоровья тебе и твоим родителям.

– Спасибо!